13 сен 2019

    Взгляд в будущее

    O белгородских выборах

    Прошедшие в Белгороде довыборы депутатов городского Совета открыли нам будущее. С большой долей вероятности спрогнозировали и то, как будут проходить, и то, чем, скорее всего, завершатся выборы в областную Думу, которые ждут нас через год, следующей осенью.

    Да и формат борьбы на выборах депутатов Госдумы (по меньшей мере в одномандатных округах) – а это дело осени-2021 – также легко угадывается в очертаниях завершившихся двух белгородских выборных кампаний – в округе №3, на «старых» Конева-Есенина, в 12-тысячном микрорайоне вокруг 49-й школы, и в округе №2, на «новой» Есенина, в 15-тысячном микрорайоне, сгруппированном вокруг 3-й школы.

    В целом, по качеству проведения кампании победу на выборах должны были одержать наши товарищи по партии – Чернавин и Рудов. Но, даже получив с первого своего захода по четверти голосов пришедших к урнам избирателей, они реальной конкуренции «партии власти» составить не смогли.

    Правда, это если судить об этом только по результатам голосования. Потому что в реальности мощную, честную и реальную избирательную кампанию вели только они (и на одном округе, возможно, ещё кандидатка от ЛДПР).

    Так Иван Чернавин все эти полтора месяца был единственным из кандидатов, чья наружная агитация была видна в округе. Под стеклом в лифтах и под стеклом на досках объявлений у подъездов были размещены только его плакаты. Он оказался единственным, чья «наружка» – под девизом «Хочешь жить инаЧЕ? Действуй инаЧЕ! Голосуй инаЧЕ!» с привязкой к фамилии ЧЕ!рнавин - была размещена буквально на каждом столбе в округе (раньше так работала только ЕР) и на всех больших рекламных щитах в округе.

    На встречи во дворах к Ивану – а он провёл более 50 встреч за кампанию – приходило по нескольку десятков человек, и практически всегда он получал поддержку и признание по итогам этих встреч. А на редкие встречи во дворах с кандидатом от ЕР приходило по 3-5 человек, с коммунистом – 1-2. Чернавин и Рудов оказались единственными среди всех участников выборов, кто пришёл к людям с конкретной избирательной программой.

    Они были единственными, кто разговаривал с людьми (в том числе и с помощью масштабной полиграфии – газет и листовок «в каждый ящик»). Они были единственными, у кого вообще присутствовал в кампании этап убеждения, разъяснения, логичного аргументирования своей позиции. И это при том, что у обоих справроссов были квалифицированные советники по организации городского хозяйства и по правовым вопросам.

    Предложением сделать каждого старшего дома помощником или советником депутата и, таким образом, развернуть здесь реальное местное самоуправление, наши товарищи завоевали сердца местных дворовых активистов. И даже своеобразный восклицательный знак в завершении кампании удался, првда без их участия. Вся их наружная агитация за день до выборов кем-то была дружно закрашена. Замазана краской (даже на высоте 4 метров) такого вонюче-зелёного цвета. Что, в целом, после полутора месяцев маячанья наших справросских плакатов перед глазами избирателей ущерба Чернавину и Рудову уже нанести не могло. Но зато чётко показало кого «партия власти» считает своим единственным реальным соперником.

    15, а тем более 20 лет назад эти ребята выиграли бы свои выборы – при такой-то отличной кампании – как говориться, «в одну калитку». Набрали бы на выборах более 80% голосов. Что при тогдашней нормативной явке означало бы вполне реальное, живое большинство от всего числа взрослых жителей округа. Ходили они там на выборы или не ходили. То есть такая кампания – ещё в 2005-м, скажем, году – совершенно однозначно делала бы ребят не только законными, но и абсолютно легитимными представителями округа в городском парламенте. Настоящими, до буквальности, «народными избранниками».

    Сейчас же (пока) даже хорошая кампания бессмысленна – и это один из главных результатов прошедших выборов.

    Во-первых, явка настолько низка (8 сентября, скажем, была 15%), что минимальная (принудительная) мобилизация нескольких сотен человек – различных государственных и муниципальных служащих, от чиновников мэрии и работников МУПов до врачей и учителей, становится решающей в определении результата.

    Обычные, простые люди то есть просто перестали ходить на выборы. И даже самые замечательные кампании теперь превращаются в рядовые танцы с бубнами перед папуасами – то есть, в лучшем случае, становятся формой развлечения, способом «скоротать вечерок» для наших сограждан.

    То есть получается, что люди просто не верят, что законным путём можно что-то здесь изменить, заставить власть реально работать и соблюдать ей же, этой властью, придуманные законы.

    Во-вторых, явка настолько низка, голосов так мало, что любая, даже чисто формальная политическая конкуренция, растягивает голоса оппонентов «партии власти» настолько, что всё та же группа «мобилизованных» «бюджетников» (реальным числом всего-то в три-пять процентов от всего числа избирателей) весит больше сторонников самого популярного из соперников. То есть самим фактом своего существования, своего участия в выборах КПРФ, ЛДПР и СР настолько сильно отбирают голоса друг у друга, что автоматически открывают прямую дорогу к победе «партии власти».

    И при этом кандидат от «партии власти» больше нигде не набирает большинства, суммарно за оппозицию всегда и везде голосует больше народу.

    То есть получается, что в ситуации борьбы «один на один» «власть» постоянно будет проигрывать «оппозиции».

    Что, собственно, и случилось в прошлом году в Белгороде, когда на выборах в горсовет, оказавшись по какому-то недосмотру один на один в списке, самые сильные кандидаты от «партии власти» начали исправно проигрывать даже самым слабым, не ведущим никакой кампании кандидатам от оппозиции. Когда мальчик-студент от КПРФ, с его стипендией в полторы тысячи рублей, побеждал многократно заслуженного и реально работавшего в округе бизнес-монстра от ЕР.

    В-третьих, довольно очевидно, в смысле взгляда в будущее, что «партия власти» следующей осенью старательно будет пытаться повторить основной сюжет этой кампании. То есть, с одной стороны, в одномандатных округах будет пытаться не допускать соревнования, что называется, «один на один». Будет стараться включить «в игру» максимально возможное количество партий, ярких самовыдвижденцев – и, таким образом, не только делать кампанию по-настоящему интересной, живой, но и максимально растягивать «оппозиционные» по разным углом.

    Одновременно с этим мобилизуя своих сторонников – играя, в том числе, на бесхребетности и политической дикости наших сограждан, уверенно окружённых бюджетной заботой и бюджетными обещаниями.

    Не менее очевидно, что главный тренд для оппозиции будет состоять в поиске форм объединения. В поиске то есть возможности устроить всё-таки сражение «один на один», выставить в одномандатных округах некого единого кандидата – хотя бы (по негласным договорённостям) только от больших парламентских оппозиционных партий.

    Собственно, весь исход предстоящих вскоре политических битв будет напрямую зависеть от того, смогут ли «пролетарии всех стран» объединиться, найти какую-то взаимовыгодную форму с другими «обиженными и оскорблёнными».

    Потому что опыт Чернавина и Рудова прямо показал, что любым другим, даже самым красивым и давно проверенным путём, оппозиционеру добиться результата – победы на выборах, теперь невозможно.

    Владимир Оборин

    Прочитано 45 раз
    (0 голосов)

    НОВОСТИ

    АНАЛИТИКА

    © 2017 Sj TheCool - Joomla Responsive Template. All Rights Reserved. Designed By SmartAddons.com

    Search