21 авг 2019

    Безпарламентская республика

    Торжество в них касты начальников лишает российские парламенты даже намёка на реальную легитимность

    Если взглянуть на состав любого российского парламента – от какого-нибудь законодательного собрания небольшого городка до самой что ни на есть государственной думы, то можно обнаружить, что эти ключевые органы власти вовсе не представляют собой гармонию различных классов и социальных групп нашего общества – так сказать, современных российских «сословий». Скорей можно заметить, что нынешние парламенты как-то незаметно из арен политических сражений 90-х превратились в тихие клубы для особо избранных джентльменов. Среди нынешних обитателей таких «клобов» не встретить доярку или слесаря, не увидеть среднего индивидуального предпринимателя или обычного офицера полиции, практически невозможно найти в них нормального учителя, врача, учёного, военного, да просто молодого карьерного политика (а во всём мире политика – это реально профессия, весьма, кстати, уважаемая). Нет, здесь, в парламентах всех уровней, как правило, в совсем небольшом отрыве от производства заседают почти исключительно «большие люди», высокие и могучие начальники всех видов и форм собственности.

    То есть те, кто вряд ли даже суммарно, даже вместе «с членами семей, рабами и клиентами» составляет хотя бы один процент населения нашей необъятной Родины.

    Согласитесь, что назвать подобную систему «представительной демократией» тяжеловато. Даже если уверовать, что именно эти люди, этот «золотой» процент и есть тот самый «демос», «народ». Пока, по примеру, скажем, эстонских националистов, русских и людей других наций в России не лишили гражданства, не отобрали право выбирать себе власть, служить в армии, спрашивать с чиновников, выдать себя любимых за «народ», сделать подобный кунштюк законной юридической нормой, в реальном мире совсем не удастся.

    В реальном мире парламенты ведь могут быть только двух видов. Первый – это тот, в котором работают профессиональные политики. То есть люди, которые за исполнение конкретных пожеланий и наказов своих конкретных избирателей получают деньги – работают то есть за зарплату. Второй – это тот, в котором каждую социальную группу напрямую представляют в парламенте люди из той же социальной группы: то есть предпринимателей представляют самые ушлые из них, выбранные в парламент самими предпринимателями. Рабочих – самые уважаемые из них. Пенсионеров – самые заслуженные из них. Потому что только так – в первом случае за зарплату, во втором по зову пролетарского/буржуйского сердца – законодательные собрания начинают выражать реальную волю реальных социальных групп, реальных и конкретных сообществ.

    В остальных случаях обычно случаются имитация и профанация.

    Как, например, в стране, где курит как минимум каждый второй взрослый, парламентом был установлен фактический запрет на курение?

    Как, например, в стране, где против пенсионной реформы было подавляющее большинство (доходящее в некоторых субъектах РФ до 100%), парламент может её принять?

    Ведь в обоих случаях – и те, кто работает в парламентах за зарплату, и те, кто работает как представитель своего класса и по зову души – были бы просто своими избирателями уничтожены. То есть в реальном парламенте подобные законы никогда бы не прошли даже стадии первичного обсуждения.

    Получается, что уже хотя бы эти два закона, легко принятые российскими парламентами (практически всех уровней!), прямо указывают на то, что по факту никакого реального парламентаризма у нас нет (пусть даже по закону всё вполне корректно). Потому что по факту отторгнута сама идея, так сказать, «сословного» представительства. И власть в наших заксобраниях фактически принадлежит только одной, крайне узкой социальной группе. А все остальные – большинство, замечу, населения – никакого своего внятного представительства в парламентах не имеют.

    Самое занятное здесь, видимо, то, что подобная загогулина сложилась более-менее законно. По крайней мере, в чисто формальном плане – соответствия правилам и нормам проведения избирательных кампаний.

    Но вот что самое интересное – как только такая система сложилась, она тут же погрузилась в тяжелейший, непрерывно нарастающий кризис. От которого сейчас уже не спасает даже самое лучшее политическое лекарство – лёгкая победоносная война. Не помогает даже такая невероятная война, в которой Россия одерживает победы даже без участия в реальных битвах и сражениях, не неся совсем никаких потерь.

    Поэтому, как бы не нахваливал здесь, на страницах «Осетрова», Степан Мелкозеров современную образцово-показательно выстроенную ЕР политсистему, она, такая система, совершенно объективно обречена. Потому что в нынешнем виде не нужна, похоже, уже никому.

    Устройство современной жизни в России таково, что, во-первых, высокое начальство всё меньше склонно оглядываться на мнение населения. Всё меньше и меньше принимает его в расчёт. И просто ударно жжёт любые мосты с ним.

    Во-вторых, и население в выборах видит исключительно откровенное нагибало – доведённая, дошедшая до полного ничтожества явка на выборы свободных граждан свободной России является тому самым откровенным доказательством. Потому население ну практически совсем не наблюдает во всей этой «кухне» хоть какого-то своего интереса.

    В подобном состоянии говорить о том, что вот такая система – бессмысленная и от этого для всех чудовищно скучная – что-то там легитимирует, делает состояние общества стабильным и равновесным, весьма наивно и откровенно глупо. Единственное, что она легитимирует – это свой скорый взрыв. Или, в лучшем случае, распад.

    Потому что бывает либо представительная демократия и реальная политика (а не нынешние политические игры «в напёрстки»), где источником власти реально является реальное народное голосование на выборах, позволяющее обеспечить в парламенте адекватное «сословное» представительство. Либо устанавливается монархия, диктатура, правление единовластное и изначально беззаконное – легитимность божественного происхождения власти возможна ведь только в глубоко религиозном обществе, а вовсе не в светском, не в таком то есть, как сейчас в России.

    Объективно говоря, именно расхваленная товарищем Мелкозеровым в «Осетрове» ЕР-система прямо ведёт нас ко второму исходу. Потому что не оставляет никаких шансов на первый. Как раз потому, что в своём нынешнем монопольном виде и является единственным большим и весьма конкретным препятствием на пути к реальной – то есть свободной и состязательной политике.

    А, значит, становится большим препятствием на пути и к реальной - то есть целенаправленно, законно и здраво, на основе компромисса интересов всех социальных групп организованной экономике. Экономике, не распиленной, как это сейчас всё больше и больше становится нормой, между несколькими противоестественными и навсегда убыточными монополиями невнятного происхождения.

    Посмотрите хотя бы на историю с белгородской «Белой птицей». Ребята не смогли перекредитоваться быстро на какую-то пару миллионов долларов. И вся компания с многомиллиардными оборотами, с десятками, а то и сотнями тысяч людей, работающих с ней, компания, входившая во все возможные топ-рейтинги и хит-парады, исчезла буквально в мгновение ока. Разорилась так сильно, что с её директора последние штаны сняли.

    Этот случай, на мой предвзятый взгляд, вполне можно считать весьма наглядным примером надёжности и качества всех систем в безпарламентской нашей республике.

    Юрий Антонов

    Прочитано 17 раз
    (0 голосов)

    НОВОСТИ

    АНАЛИТИКА

    © 2017 Sj TheCool - Joomla Responsive Template. All Rights Reserved. Designed By SmartAddons.com

    Search