23 янв 2020

    Без срока

    12 лет назад я стал инициатором создания в Белгороде общественного движения за то, чтобы Путин пошёл на третий срок.

    Ни до этого, ни после, я общественным активистом не был. Более того, считал подобные публично-общественные затеи (типа митингов) делом крайне глупым, неоправданно наивным, почти позорным для мужчины. Однако тогда, 12 лет назад, все возможные «расклады» ближайшего будущего были для меня настолько очевидны, все шансы и все угрозы, их масштаб и степень возможного влияния обеих вариантов развития событий – хорошего и плохого – на мою жизнь, на жизнь моих близких, были столь прозрачны, что пришлось (с большим, признаюсь, скрипом) «выйти из сумрака». Я до сих пор уверен, что был тогда прав.

    Останься тогда на третий срок тот Путин, которого я знал в те времена (он несколько раз в «нулевые» годы прилетал в Белгород – бодрый, свободный и оптимистичный русский человек, как в хорошем кино «летящий на светлых крыльях судьбы», а я был среди встречающих и сопровождающих), – и всё могло быть иначе.  

    Дело было даже не в том, что «третий срок» на деле означал публичный и официальный разрыв государственной власти той, немного ожившей России, с национальным позором тотального предательства «девяностых»: моральное удовлетворение от поражения миллионов негодяев и подлецов – состояние, понятно, приятное, но совсем не обязательное. А вот принять участие, пусть даже совсем маленькое, почти ничего не весящее, но честное, в убеждении «вождя» принять ту жёсткую логику, в которую его неизбежно загоняла вся многогранная суть «третьего срока», ту логику, из которой ни ему, ни стране было бы уже не выпрыгнуть, становилось просто жизненно необходимо.

    Потому что, во-первых, в идейном смысле «третий срок» означал полное и окончательное восстановление ментального, мировоззренческого суверенитета нашей Родины. 

    Ведь для любого образованного человека не является секретом, что идея «разделения властей» и «двух сроков» – продукт науки 18 века (по нынешним временам – это научные знания, в общем-то, уровня знаний старика Хоттабыча). Того самого механистического объяснения устройства мира, которое ныне уже даже смеха не вызывает.

    То есть, говоря прямо и честно, по-настоящему работать такая схема устройства власти может только в несуществующих ныне условиях очень избирательного выборного права (когда, например, в двухмиллионной державе право выбирать имеют лишь 15-20 тысяч самых богатых взрослых мужчин). В тех самых то есть условиях, которые в том же 18-м веке, в общем-то, и закончились.  

    Поэтому подчёркнутая верность трёхсотлетней свежести идейным загогулинам «отцов американской демократии» (и одновременно, напомню, состоятельных рабовладельцев) нужна исключительно как символ присяги «традициям Запада». В их, надо понимать, наиболее нелепом виде. От этого, видимо, присяга крепче.

    В плане практическом тот «третий срок» обрекал Путина на повторение сталинского «финта» – на новую общенациональную индустриализацию, на общее и большое дело. (Да к тому же ещё, как говорили мне тогда в Москве знающие люди, вновь при вполне возможной и вполне реальной поддержке как бы врага – США. Заинтересованных в том, чтобы таким путём «тормознуть» Китай).

    Потому, во-первых, что без развитой промышленности любая большая страна обречена в современном мире на катастрофу. Ибо такая страна неизбежно и объективно скатывается в лапотный «каменный век». Что автоматически превращает её в беззащитную и бесправную жертву.

    Вполне очевиден был тогда и глубоко личный интерес в такой индустриализации «в верхах». Просто потому, что они, не очень новые и не очень русские «верхи», являются важными политическими фигурами и капризными олигархами ровно до тех пор, пока РФ – реально сильная держава. Во всех иных случаях их неизбежно сначала «раскулачат» до последней нитки, а потом и повесят где-то под Гаагой – скажем, за геноцид чукчей «палёной» водкой и сбитый планер с Таити.

    И потому, во-вторых, что только большое, общенародное и реальное дело – такое, как новая индустриализация – является единственным из реально возможных способом обеспечить широкую и крепкую народную поддержку «верхам», публично отказавшимся от присяги Западу.

    Ну, а о том, что только наличие самодостаточной промышленности позволяет реально управлять положением дел в собственной стране, говорить уж не буду – это и так очевидно каждому пионэру.

    В смысле же политических и, главное, личных жизненных мотиваций, «третий срок» задавал и Путину, и всей, так сказать, элите, единственно возможный сценарий долгосрочного планирования своей жизни и жизни своих потомков. Только связав свою судьбу исключительно с Россией, именно здесь создав взаимовыгодную (а только такая может быть объективно прочной) новую государственную и общественно-экономическую систему, они могли «оставаться на коне».

    Получив в итоге через 10-12 лет, к 2018-20 году сильную и глубоко лояльную, по-настоящему родную страну. И это вместо нынешних глубоких страхов, тревожных ожиданий и по-детски наивных мечтаний об удачном «транзите».  

    Собственно то, что произошло со страной дальше, когда в 2008-м вместо «третьего срока» выбрали, по принципу «да» и «нет» не говорить», какой-то очередной «третий путь» (по сути, представляющий собой бесконечную имитацию всего и вся), мою правоту 12-летней давности прямо подтверждает.

    Скажем, воссозданный к 2008 году госмеханизм загрузили работой исключительно на холостом ходу. И получили в ответ весь тот, заранее и легко предсказуемый «букет», что обязательно происходит при масштабной имитации работы в работоспособном, в целом, большом госаппарате. От обвальной коррупции, как главного дела жизни ничем другим реально не занятых чиновников, до разрушения любых форм «обратной связи», ни от кого, кроме прямого начальника, больше не зависящими госслужащими.

    Самое, наверное, смешное, что сейчас, спустя целый жизненный цикл (12 лет, полный круг зодиака) Путин – уже совсем другой, почти ничем не напоминающий себя 12-летней давности: задёрганный, уставший, такое ощущение, что получающий удар за ударом – вновь оказался у той же самой развилки.

    Вновь встал перед тем же самым выбором: просто пойти на новый «третий срок» или вновь начать изобретать очередной (абсолютно нерабочий) политический керогаз.

    Мне, признаюсь, теперь совсем не с руки помогать кому-то – слишком многие и слишком много по мне потоптались за эти 12 лет (скажем, установленный давным-давно для меня запрет на работу недавно распространили, выходит, и на моего сына). «Гори оно всё здесь синим пламенем!» - эти слова я не говорю потому, что мой предок, сын боярский Ларя Орехов вот этот город, например, строил.

    И только исходя из главного смысла этой родовой исторической памяти, я всё-таки желаю ВВП прислушаться к словам 97-летнего ветерана. Всё-таки «править вечно» по-любому намного лучше, чем «оставить после себя пепелище». А именно «пепелище» – самый вероятный итог разрушения пусть и не самой адекватной, но всё ещё устойчивой «вертикали власти» в результате неизвестно кем изобретённых «конституционных» фантазмов.

    В этом, собственно и состоит главный печальный итог прошедших 12 лет – у РФ, у народа России, как и у ВВП, сейчас нет выбора между хорошим и плохим. У всех нас есть только одна фундаментальная задача – как не допустить, чтобы всё здесь окончательно развалилось. А ведь весь нынешний околоконституционный галдёж и невиданные никогда и нигде ранее управленческие надстройки над и без того шаткой конструкцией – это самый надёжный путь к тому самому итоговому пепелищу. Об этом, на мой взгляд, умный дедушка Путину и сказал.

    Игорь ОРЕХОВ

     

    Прочитано 31 раз
    (0 голосов)

    НОВОСТИ

    АНАЛИТИКА

    © 2017 Sj TheCool - Joomla Responsive Template. All Rights Reserved. Designed By SmartAddons.com

    Search